Челнинский отшельник

Живёт в лесу, спит в сугробе, пишет диссертацию: почему покинул цивилизацию челнинский отшельник?

Пять лет назад в Шильнинском лесу появился необычный обитатель. Челнинец Владимир Сухов, которому на днях исполнилось 50 лет, разбил палатку, обустроил нехитрый быт и стал работать «местным лешим», спасающим людей от душевных ран и защищающим зеленый массив от посягательств вандалов.

Что заставило бывшего тренера по кикбоксингу, психолога, коллекционера ретро-автомобилей бежать от цивилизации — в репортаже «Татар-информ».

Почему ушел в лес?

С Владимиром Суховым мы встретились на экологическом квесте, который проводили совместно МЦ «Орион» и ОНФ. Среди танцующих и щебечущих школьников в ярко-зеленых куртках он, конечно, выделялся несколько бледным видом и сосредоточенным выражением лица. Но во всем остальном никак не был похож на обитателя леса в его классическом представлении: ни тебе бороды с застрявшими сосновыми иголками в волосах, ни потрепанной одежды, ни одичавшего взгляда из-под бровей. Владимир оказался высоким, чисто выбритым, опрятно одетым мужчиной с хорошо поставленной речью.

«Я участвую во всех экологических акциях в Шильнинском лесу в качестве общественного лесного инспектора. Но для меня это, конечно, не игра, а работа или даже скорее забота о среде своего обитания», — отметил он в разговоре с корреспондентом «Татар-информ».

По словам Владимира, «захаживать» в Шильнинский лес он стал еще в 2012 году. Его посещали мысли о том, что «хорошо бы здесь остаться». Но ушел он в лес в 2014 году после тяжелого развода со второй женой.

«Про меня таких небылиц СМИ понаписали. Дескать, бросил жену с восемью детьми… Ну, во-первых, я был дважды женат. В первом браке родилось трое детей, во второй — пятеро. Во-вторых, инициатором разрыва был не я. Родители у второй жены — состоятельные. Легко одаривают родных машинами и квартирами, ну, и с соответствующей меркой подходят к окружающим. Я в их личном рейтинге занимал низкое место, так как не мог обеспечить материального достатка, к которому привыкла их дочь. Из-за этого были конфликты в семье. Из-за этого ушел жить в офис. А когда тесть купил четырехкомнатную квартиру, я пришел навестить детей, жена встала передо мной на пороге и сказала: „Сюда ты не войдешь!“ Вот я и ушел в лес», — рассказал свою историю Владимир.

Сейчас, по словам Сухова, бывшая жена по-прежнему на него в обиде, но эмоции уже не те. Сейчас она дает ему встречаться с детьми. Они его регулярно навещают. Старшей дочери сейчас 27 лет, а младшему сыну — пять. Кстати, старшая дочь стала чемпионом мира по кикбоксингу, а третий сын показал себя в тхэквондо — стал чемпионом России.

«Все [дети] спортсмены. Вторая дочь еще и с красным дипломом закончила колледж. В общем, ни на ком из детей природа не отдохнула», — похвастался шильнинец.

«Несколько раз сжигали палатку, пришлось переехать в сугроб»

Лесная одиссея Владмира начиналась непросто. Поначалу у него возникло недопонимание с жителями коттеджей. Они не на шутку всполошились, когда некий подозрительный тип разбил палатку по соседству.

«Меня в полицию забирали, откатывали пальчики, проверяли по картотеке, — вспоминает отшельник. — Но потом „коттеджные“ поняли, что я человек мирный, и буянить не собираюсь, даже, наоборот, порядок навожу вокруг себя. И успокоились».

Но проще не стало. Сухов для себя открыл, что Шильнинский лес является пристанищем для наркоманов. «Курьеры закладки делают под корнями деревьев. Наркоманы потом здесь шастают, ищут свои дозы», — сообщил лесной житель.

Это сейчас у Владимира Сухова появилось целое «поместье» с двумя спальнями — одно для гостей, другое для себя, столовой и местами для отдыха. Когда же он только заехал в лес на ПМЖ, с собой была только палатка.

«Ее почти сразу сожгли те, кто через Шильнинский лес ходил обворовывать дачи. Было несколько нападений. Я успешно отбивался, но вот крышу над головой сохранить не смог. В итоге решил больше палатку не ставить. Когда в очередной раз на меня напали, я, видимо, так устал, что как был — в ссадинах и кровоподтёках — так и завалился в сугроб спать. Проснулся и понял, что ночевать таким образом довольно комфортно. Вырыл себе берлогу, подстелил одеяла на землю, „поднял“ стены из полиэтилена, а двери не стал делать, чтобы было естественное проветривание. С тех пор ночую только в берлоге, в двойном спальном мешке», — рассказал о своей ночлеге Сухов.

Кстати, в лесу Владимир оказался востребован как психолог — к нему стали приезжать люди, нуждающиеся в психологической помощи. Благодаря «сарафанному радио» известие о лесном целителе душ распространилась по республике, и теперь к нему едут уже с других городов и районов. Сухов не только практикуется в области психотерапии, но и пишет диссертацию. 

Профессия приносит ему и элементарный заработок. Правда, помогает он людям не за деньги, а берет за консультации продуктами, одеждой и другими вещами. «Никаких требований у меня нет. Что принесли, на том и спасибо», — подчеркивает лесной психотерапевт.

Некоторые пациенты живут с его «поместье» длительное время. «И они стали жаловаться, что мерзнут. Так у нас появился многослойный шатер с печкой и лежанками. Печку поставил настоящий „печной“ специалист, который как-то забрел ко мне на огонек. У него была депрессия на почве того, что он никак не мог влюбиться. У меня человек обрел душевный покой, а в скором времени и влюбился. На радостях он нам и поставил печку», — рассказал историю появления «отопления» Сухов.

А раз есть печка, надо ее чем-то «кормить». Стал заготавливать из сухостоя дрова. «Дровница у меня удобная и красивая. Украшает двор», — похвастался невзначай отшельник.

Сам же Владимир не любитель сидеть у печки. «В первые годы, когда шла адаптация организма к новым условиям, тоже мерз. Бывало, что отмораживал руки и ноги. Хотя боли особой не чувствовал. На природе вообще все реакции организма воспринимаются по-другому, притупляются, что ли. Единственное, что меня донимало в лесу в первые годы, это проблемы с суставами. Но я сразу осознал, что „принес их с собой“ из города. Со временем выяснил, как легче пережить студёную ночь и не заболеть. Начал потихоньку закаливаться — меньше огня разводить, меньше одежды на себя надевать. Перед сном обязательно делаю зарядку, чтобы тело нагрелось, а от него тепло передалось спальнику», — делится рецептом выживания в суровых условиях Владимир.

«А еще я понял простую вещь — на природе не надо выживать, надо просто жить. Озарило меня, и после этого как-то все наладилось», — признался шильнинец.

«Зимой сало спасает, весной заряжаю иммунитет снытью»

Впрочем, Владимир не отрицает, что для поддержания организма в рабочем состоянии активно пользуется дарами природы.

«В Шильнинском лесу очень много полезных трав. Моя любимая называется сныть. Удивительное растение, богатое витаминами и минералами. Его лечебными свойствами пользовался еще Серафим Саровский, им лечили раненных в войну. Я сам в апреле, когда она только появляется, ем ее пучками. По вкусу она похожа на что-то среднее между петрушкой и сельдереем. Сныть полезна только в виде молодых побегов. Поэтому, когда трава начинает идти в рост, скашиваю ее, и на этом месте появляются новые ростки», — делится рецептом восстановления организма от зимней спячки Сухов.

А вообще, по его словам, вся зелень имеет полезные свойства. «Душицу, листья малины, земляники обязательно сушу и заготавливаю на зиму», — рассказывает Сухов.

Впрочем, одним из ключевых зимних продуктов стала не растительная пища. «Зимой ем сало. С его помощью готовлюсь к морозам. Сало для меня не еда, а зимний витамин. А еще холодным утром стаканом кипятка разогреваюсь. Вообще, стараюсь не переедать, в противном случае организм может дать сбой. Тарелки каши с куском хлеба вполне достаточно, чтобы быть бодрым», — говорит Владимир.

Подкармливает лесных мышей, а мечтает о козе

Все приходящие летом в гости к Сухову удивляются, как его еще комары не съели. Владимир сам удивляется этому феномену. «Комары в лесу есть, впрочем, как и клещи. Но, вероятно, из-за того, что у меня в „поместье“ все хорошо продувается, здесь комаров не так много. Клещи предпочитают сухую местность — здесь влажность слегка повышена, что ли, поэтому их здесь нет», — отмечает лесной житель.

А вот другая живность — зайцы, белки, лоси — людей сами обходят. «Зайцы начали понимать, что у меня чем-то можно поживиться, поэтому иногда забредают сюда. Ежики наведываются. А вот белок квадроциклисты своим шумом разогнали», — посетовал Владимир.

О существовании других пушистых соседей Сухов знает в основном по наличию следов, на глаза они стараются не попадаться. «Лису видел, а вот лося — только издалека, на речку шел. На Шильне бобры, ондатры живут», – перечисляет отшельник.

К мышам Сухов относится как к домашним животным. «Лесные мыши не являются носителями инфекций. Тем более они умные. Очень часто ко мне в берлогу забредают. Правда, одна наглая особа мне чуть ноготь не сгрызла. Видимо, ей кальция не хватало … Когда мои посетители видят первый раз грызунов, сначала у них истерика: да тут мыши! А потом сами начинают кормить, специально с собой приносят сухари, пшено и другой корм», — улыбается Владимир.

Он также поделился мечтой: хотел бы завести козу в своем «поместье». «Мне предлагали башкирскую удойную, тогда я не был готов. Сейчас с удовольствием бы принял в дар», — сказал отшельник.

Сухов говорит, что хор лягушек и пение соловьев майскими вечерами он ни за что не променяет. Птичьи концерты и прогулки по бору заменяют ему «сиденье перед телевизором». «Я люблю в глуши песни петь. Бывает, просто брожу и в наушниках, слушаю свои старые лекции о Сократе, Платоне, Аристотеле», – рассказывает любитель природы.

«Шильнинский лес заслуживает статус музея»

Шильнинский лес для Владимира Сухова родной дом, поэтому он о нем очень беспокоится.

«Сухостоя много стало. А это очень опасно. Были случаи, когда мне голыми руками приходилось землей засыпать огонь. Обжигался прилично, но подстегивала мысль, что пламя может охватить лес», — говорит лесной житель.

По его словам, жители Челнов оставляют после себя груды мусора. «Его тут раньше было просто невероятно много! Мы сколько уже вывезли, завалов стало меньше, но конца работе не видно», — утверждает народный лесничий.

По его словам, в сезон шашлыков в Шильнинском лесу часто разводят костры, хотя можно было бы просто ставить мангалы.

«Я против того, чтобы Шильнинский лес стал парком — с заасфальтированными дорожками и спортивными площадками. Это не то место, куда надо тащить „блага цивилизации“. Но пятачки для мангалов все-таки организовать надо. Если людям разрешить готовить шашлыки в определённых местах, риска стихийных возгораний станет меньше», — утверждает общественник.

Сухов также ратует за то, чтобы в лесу были построены так называемые пожарные проезды. «Если внутри загорится, „КАМАЗ“ туда не проедет. А крупный пожар тушить с помощью ведер и лопат нереально», — отмечает Сухов.

Отметим, что у него самого на приколе стоит ретро-автомобиль, так как в прежней жизни Владимир, кроме всего прочего, был еще и коллекционером таких авто. На этой машине Сухов вывозит мусор. «Сейчас в основном посетителей прошу мелкими пакетами вывозить отходы в город и оставлять в контейнерах, но если набирается много – сам везу», — отмечает народный эколог.

«А вообще в идеале Шильнинский лес должен стать не просто особо охраняемой зоной, а музеем. Это же рукотворный лес, ему сто лет, тут уникальная флора и фауна. Это все надо сохранить», — отметил Сухов напоследок, после чего взял бензопилу и пошел резать сухостой.

Подробнее: sntat.ru

Похожие записи

Оставить комментарий